Category: семья

Category was added automatically. Read all entries about "семья".

контрамоция

во дела

Если у кого-нибудь возникнут нехорошие параллели с происходящими событиями, устрою козью морду, нахрен.
Персона, про которую я вспомнил, вряд ли могла участвовать в ВОВ в силу малолетства.
"Дядя Педя".
В первый раз свадьба у меня была в Омске 2 мая 1991 года. Со стороны невесты была мама и сестра. Они же это тело и пригласили.
Заявляется такое в костюме цвета хаки под военную форму без знаков различия и говорит: "Свадебный генерал нужен?"
Мы, мягко говоря, опешили, потом обрадовались: какой-никакой, а родственник со стороны невесты, да ещё омич. Оказывается, новоиспечённая тёща пригласила.
Потом, опуская ненужные подробности, это недоразумение пело неуместные песни и рассказывало совершенно не подходящие к свадьбе анекдоты, сделало предложение дяде Роме (Райнгольду Аппельганцу, настоящему русскому мужику из кемеровской глубинки) предложение жить вместе. И, как вишенка на торте, наговорило мне, что здесь замышляют недоброе. А маме невесты, что их тут за насекомых не считают. И с чувством выполненного долга слиняло, пока дядю Рому за руки держали. Новоиспечённая тёща с незамужней дочкой слиняли следом. Меня с новоиспечённой женой мудрый батя, он же свёкор, аккуратно завернул обратно.
Посмотрел сейчас на фото - точно он.
УПД. Дабы развеять ненужные сомнения, я не собираюсь пиариться (и уж, тем более, хайповать) на сами понимаете, чём.
Просто последнее время задолбали с раскруткой ГО, а упомянутое как раз в тот раз хвасталось, что является отцом лидера того самого.
Смешно наблюдать, как люди раскладывают по полочкам (читайте Стейнбэка).
WTF

Мемуары деда

Как обещал, начинаю публиковать мемуары моего деда. К сожалению, проиллюстрировать особо нечем - все старые фотографии или у мамы, или у ее брата с сестрой.

Scan0000

[Spoiler (click to open)]
Родился 20 июня 1914 года в селе Могильно-Посельском Большереченского района Омской области. (По старому административному делению, т.е. до установления Советской власти: Пустынская волость Тарский уезд Омская губерния. По площади и населению волость меньше, чем район, уезд значительно меньше области, поскольку в губернию входило несколько уездов.)
О родителях, близких родственниках, от которых передались гены, которые своим образом жизни, делами, поступками оказали влияние воздействие на формирование моей жизни.
Мой отец – Филимонов Михаил Петрович, по моим понятиям, суждениям людей, знающих его, был добрейший человек. Я не видел от него озлобленности, недоброжелательности. Не слышал от него бранных слов, сквернословия. Не ввязывался в деревенские скандалы. Но словесно способен был защитить себя. Открыто высказывал на то, что не нравилось ему, что считал безнравственным. Выпивал редко, только по большим праздникам. Обычно приходил из компании и ложился спать. В компаниях умел веселиться.
В годы моего детства, ранней юности была сильная антирелигиозная пропаганда, видимо, в связи с этим, я задумывался, был ли отец убежденным верующим? Когда мне было лет 11-12, слышал разговор отца с попом. Поп упрекал отца за то, что очень редко посещает церковь. Дескать, так можно скатиться в неверие в бога. На это отец отвечал, что очень много дел по хозяйству, и нет большого греха, если во время богослужения в церкви вынужден работать. Что касается веры, дескать, не нами это заведено, бога никто не видел, а заведенный порядок в народе соблюдаю. Отец был очень трудолюбив. Кроме непосредственной работы на полях, по выращиванию и содержанию скота, немало умел делать – плотничал, строил деревенские, деревянные дома, изготовить телегу, сани, конскую сбрую, шить сапоги, полушубки, выделывать овчины. Все, что было необходимо по хозяйству, делал сам, без помощи других.
У отца была непростая, со сложностями жизнь. Похоронил трех жен. Умирали в относительно молодом возрасте. О причинах смерти, что мне было известно, скажу ниже. Моя мать была вторая жена у отца.
По дошедшим до меня сведениям, в детстве и молодом возрасте отец жил в бедности, постоянных недостатках. Была убогая, тесная избенка, одна коровенка и одна лошадь. Но земли было достаточно, более сорока гектар.
Чтобы поправить материальное положение семьи, отец уехал на ленские золотые прииска, это было до моего рождения. Пробыл он там более двух лет. Прилично заработал. Возвратившись, построил приличный, пятистенный дом, с передней и горницей, пристройки к дому, сенки, кладовые, два деревянных амбара, большой крытый двор. Приобрел сельскохозяйственные машины: сенокосилку, конные грабли, молотилку, плуг, другой инвентарь. Прибавлялся скот. Как я начал понимать, в хозяйстве было: 4-5 лошадей, такое же количество коров, кроме этого, молодняк лошадей и коров 5-6 голов, полтора десятка овец, гуси, куры, свиньи. Во дворе постоянно поддерживался порядок и чистота. Работал отец с темна и до темна. Так круглый год. К сказанному следует добавить, все работы по содержанию и ремонту указанных выше машин отец производил сам. С раннего возраста помогал и я. Мне даже очень это нравилось.
Отец умер в 1930 году, было ему 54 года. Перед смертью болел боолее года. Жаловался на боли в животе. Сильно кашлял. Видимо, болели легкие. Тогда, не только в селе, даже поблизости, не было медицинского лечебного заведения, даже среднего медпункта. Никакого заключения о болезни и смерти не было.
Моя мать – Евгения Павловна (девичья фамилия Никифорова). Вышла за отца, когда ей было около тридцати лет. Женщина мощного телосложения. Во многом мастерица. Сама обрабатывала лен, пряла пряжу, ткала холсты. Шила одежду для семьи. Была хорошая хозяйка. По характеру властная, в суждениях и поступках резкая до грубости, склонная к скандалам. Отцу, да и другим членам семьи, нелегко было с ней. Запомнился жестокий случай, который помню до сих пор, мать так отхлестала меня прутом по спине и заднице, больше недели не мог садиться и ложиться на спину. Даже ел стоя или лежа на животе. Произошло вот из-за чего. Часто ездил с дедом на поля. Дед иногда, как бы между прочим, без злобы матерился на лошадь. Я прислушивался, затем начал повторять за дедом, его, видимо, это забавляло, дескать, внучек мужиком становится. Набравшись таких слов, начал повторять перед своими ровесниками. Услышала мать, и вот такова ее реакция. Порола меня и по другим случаям. Проявляла жестокость. В то же время, проявляла заботу. Старалась хорошо покормить. Я всегда был чисто одет. Теперь, с высоты своего возраста, считаю: не было надобности проявлять ко мне жестокость, так наказывать. Но таков был материн характер. А сознание, видимо, не доходило до того, что следует сдерживать свою ожесточенность.
Отец же меня не наказывал, вернее, было у него две попытки наказать, один раз говорит: «Иди, уши надеру,» - я подошел, подставил ухо, отец засмеялся и сказал: «Ладно, иди.» Второй раз замахнулся веревкой, но опустил и так и не ударил.
Благодарю судьбу, что, видимо, по характеру я в отца. Есть что-то от матери – вспыльчивость, но старался воздерживаться. Если бы преобладал характер от матери, что было бы нелегко мне и тем, кто соприкасался со мной. Говоря так о матери, не значит, что с осуждением отношусь к ее имени. Наоборот. Сколько помню, я любил мать в детские годы. С возрастом стал с пониманием относиться к ее действиям, поступкам, делам. Нелегко ей было со своим характером. После нервной вспышки сильно переживала, тайком даже плакала. Если бы у матери было образование, что способствовало бы критически оценивать свой характер, может быть, была бы несколько иной, сдержанней, мягче. Была же она иногда мягкой, ласковой. Приятно было, когда относилась ко мне ласково, заботливо. Была она очень религиозной. Часто ходила в церковь. Знала много церковных служб, молитв.
Умерла мать внезапно, почти не болела. Как тогда говорили старшие, у нее был жар сильный, значит, высокая температура. Было это в 1923 году, возраст ее 42 года. А мне девять лет.
Переживал ли я смерть матери? По-настоящему осознанного переживания в том возрасте, безусловно, не могло проявиться. Но я плакал, потому что плакали другие. Впоследствии, когда пришлось переживать многие сложности, трудности, неоднократно вспоминал мать. Непросто жить без родителей, не достигнув еще совершеннолетия. Приходилось ряд лет с завистью смотреть на тех, кто жили с родителями.
В 1924 году отец женился третий раз. Не могу вспомнить ничего хорошего при жизни с мачехой, не потому что она мачеха, и о мачехах написано немало отрицательного. Просто не видел от нее ничего доброго. У нее был сын от другого брака, мой ровесник по возрасту. И она больше внимания, заботы во всем отдавала своему сыну. А в детском возрасте это очень чувствительно. Если между мной и ее сыном происходили ссоры, а это в детском возрасте неизбежно, то мне, как говорится, доставалось. Один раз, после такой ссоры, мачеха в порыве зла бросила в меня топор, к счастью, успел выскочить за дверь, и топор впился в полотно двери. Я сам стирал себе штанишки, рубашонки. Даже чинил их сам. Можно представить, что это была за починка. Мачеха была нетрудолюбивая. На полевые работы не ездила. Да и чисто в домашних, женских делах не ощущалось ее хозяйственности. Может, потому, что была она болезненна. Затем она тяжело и долго болела, более года. Сильно кашляла. Умерла в 1927 году.
Мы с отцом остались вдвоем. Сына мачехи забрали ее родственники. Через год он умер. Моя сестра в это время была уже замужем, в другой деревне. Все дела женские мы выполняли совместно с отцом, в том числе, готовили обеды, убирали в помещении, стирали, доили коров и, конечно, ухаживали за скотом. Мне было уже 13 лет. Отец делал попытку еще жениться, в деревенских условиях тяжело без женщины. Но женитьба не состоялась. Пожила у нас женщина месяца два, и отец отправил ее в свою деревню. Мне он сказал, лучше уж будем, сынок, жить вдвоем.


Продолжение...